Единственный элемент

Не будет преувеличением сказать, что одной из важнейших методологических проблем биологии XX в. стала проблема интеграции знаний о процессах развития органического мира. В явной или скрытой форме она возникает всякий раз, когда предпринимается попытка соединить принципы дарвинизма со специфическим материалом генетики, физиологии, гистологии, цитологии, механики развития, биохимии, молекулярной биологии. Сложность подобного синтеза Заварзин сумел оценить уже в начале своего творческого пути. Его осуществлению он посвятил несколько десятилетий напряженного труда. И, завершая последний свой капитальный труд по эволюционной гистологии крови и соединительной ткани, он вновь провел сопоставление данных гистологии и общих принципов теории эволюции. Он нашел, что глубокие анатомические и филогенетические различия между органами не уничтожают сходства составляющих их гистологических структур. И вновь повторил, что параллелизм гистологических структур стоит в значительном противоречии с основным положением эволюционной теории о дивергентном развитии, приводящем к образованию новых видов, т. е. к умножению многообразия органических форм. В фактах параллелизма он продолжал усматривать проявление четкой закономерности. В тканевой эволюции господствует,- по его словам,- какая-то направленность и ограничение эволюционных возможностей. Как же объяснял Заварзин направленность и ограниченность процесса эволюции гистологических структур теперь, в конце своего творческого пути? Ограниченность эволюционных возможностей тканей,- писал Заварзин,- оказалась обусловленной тем обстоятельством, что филогенетически они развиваются не как самостоятельные системы, а как системы, подчиненные организму как целому.

Ваш комментарий: